Рождение Русой Русы

тайна рождения тьмы всепожирающей

-Существо, которое нам посчастливилось поймать в результате точного расчета параметров электромагнитной ловушки...

Профессор с неодобрением покачал головой, смерив ассистента взглядом, от которого тот запнулся на полуслове.

-Неверно говорить о том, что нам "посчастливилось". - Голос профессора звучал почти сухо, тем самым живо напоминая о затишье в воздухе перед грозой. - Если бы вы плевали в небо и оттуда вдруг упала прежде неизвестная вам клетка с пойманным существом, то в таком случае вам бы "посчастливилось".

-Понимаю. Я неверно выразился. - Ассистент, которого звали Павлом Сергеевичем Мерещенковым, смиренно опустил очи долу. Профессор Леонидов Герасим Степанович не спешил рассеивать чувство вины ассистента, напротив, он стиснул зубы, не спуская с того взгляда и видимо ожидая продолжения.

-Существо, которое не имело шансов против нашей ловушки, названное, в соответствии с решением коллектива, по вашему имени - Леонидов-14...

-Вы не хотите ли сказать, что оно всего лишь четырнадцатое? - Профессор нахмурился и встревоженно сложил руки на груди, впрочем, тотчас опомнился и расслабленно опустил их, проклиная себя за невольный жест самозащиты.

-Нет, что вы, но оно четырнадцатое удачн... я хочу сказать, что в нашем опытном ряду, четырнадцатое из тех, которые подвергались и впредь будут подвергнуты...

-Так не говорят. - Строго прервал его профессор. - Где вы учились русскому языку? Будьте добры говорить так, чтобы вас понимали с полуслова. Вот что...

Он опустил ладонь на плечо ассистенту и отечески толкнул.

-...Вот что, Павел Сергеевич, отправляйтесь в серверную и проверьте, чтобы нигде ничего не болталось, а я в это время займусь ловушкою, с который вы, насколько можно понять, никак не способны перейти на новую форму взаимодействия, ведь вам покуда не удалось сделаться "на ты" с нею.

-Ну что же, душечка, займемся экспериментиком. - Дождавшись ухода ассистента, профессор обратился к ловушке. В словах, обращенных к тому, что, как нам уже известно, носило имя Леонидов-14, звучала спокойная уверенность, смешанная с легким нетерпением.

-Сначала мы пропустим через тебя электрический точек, а электромагнитики поставим вот так, вот так...

Продолжая бормотать, он занялся приготовлениями.

-Эта амплитудочка непременнейше должна способствовать деградацийки энергии. Я знаю... - Профессор уверенно кивнул. - Я знаю это. Поверь, что тебе ничего не грозит и ты даже не заметишь, как превратишься в материйку, дорогуша.

По мановению его пальцев, пролетевших над клавишами, многомерная и напоминавшая часовой механизм система электромагнитов пришла в удивительнейшее движение, в котором, при всей неравномерности, ощущалась суммарная гармония. Основу движущейся структуры представляли три составленные из тонких спиц звезды, в вершинах которых после включения машины появилось синее мерцание. Спицы побелели, обретя перламутровый блеск. Темное рваное поле, находившееся внутри ловушки, которую опоясывали эти звезды, пришло в движение, ритмом пульсации следовавшее сообразности с вращением элементов системы. Мерцание в вершинах звезд изменило оттенок, устремилось к красной границе видимого спектра и спустя несколько секунд померкло.

В то же самое время тьма внутри ловушки стала уплотняться. "Она определенно принимает форму." - Подумал профессор, успевавший следить за происходящим и снимать показания с бесчисленных датчиков. Он периодически возвращался к столу, где замирал над раскрытым гримуаром - результатом работы не только его жизни, но и жизней нескольких поколений предков. Они по крупицам собирали эту информацию, впрочем, не находившую окончательного оформления, как если бы для того требовался особый ключ, начертать который пока не представлялось возможным.

В очередной раз оторвавшись от гримуара, чтобы оценить состояние ловушки, Герасим Степанович к величайшему своему удовольствию увидел, что от тьмы не осталось и следа - клетка была совершенно прозрачна, но она не была пустой. Внутри находилась стройная и достаточно высокая девица с золотистыми волосами, заплетенными в очаровательные своим беспорядком косы. Великолепное сложение гостьи подчеркивалось изящным нарядом, состоявшим из нагрудного украшения в виде золотой сети на темно-красной ткани и того же цвета юбки, которая при ближайшем рассмотрении распадалась на узкие ленточки, свисавшие с пояса и струившиеся по ногам, оттеняя выпуклость бедер и волнительную ладность лобка.

"Сила сама нашла для себя оптимальную форму. - Молниеносно пронеслось в сознании профессора. - Что же это за существо? Оно гиноморфно, но не имеет ни рогов, ни крыльев. При этом его чрезвычайно женственная стройность усиливается благодаря копытам - этого следовало ожидать. Я получу Нобелевскую премию? Не важно. Если оно не утратило своих способностей, что я сейчас же выясню, то подчинится мне, а это значит, что скоро я буду облачен в пурпур и горностай и престолы мира сего возлягут у моих ног. Нет, не так. У наших ног. Мы будем властвовать вместе, ведь я буду справедлив к тому, что наделило меня могуществом и знанием."

Профессор наклонил голову, оценивающе глядя на эту новую форму жизни. Затем он с добродушной улыбкой, но тоном, не терпящим пререканий, сказал:

-Назови, голубушка, мне десять циферок на двадцать миллионов четыреста тридцать шестом месте после запятой в числе Пи.

-Не буду, отказываюсь отвечать. - Девушка многозначительно повела плечами, фыркнула и поджала губы.

-Мой вопрос кажется тебе слишком примитивным? Ты считаешь меня низшей формой жизни? - В руке профессора появился блокнот, где он быстро сделал пометку.

-На это тоже отказываюсь. Не хочу. - Она закатила глаза и драматично помотала головой.

-Я понимаю. - В голосе профессора прозвучало мягкое понимание. - Ты воспринимаешь это как необходимость разгадать капчу. Однако, попробуй посмотреть на это моими глазами: я должен убедиться в том, что ты человек. Завершилась ли полным успехом деградация энергии, нашедшей выход или, если угодно, вход в мир матерьяльный - вот что интересует меня и, поверь, этот научный интерес я должен удовлетворить. После - обещаю, тебе будет выдано все необходимое...

-Нет.

-Назови мне твое имя.

Без намека на замешательство девушка мгновенно приоткрыла губы и лаборатория наполнилась визгом столь противоестественным, что профессор Леонидов, всегда полагавший, что умеет держать себя в руках, невольно согнулся пополам, схватившись ладонями за голову. Послышался звон металла - это рассыпались шкафчики с оборудованием. Затем погасли экраны мониторов. Мигнул свет. Какой-то низкий гул просочился извне, как если бы под невиданным гнетом гнулись железобетонные стены.

Столь же внезапно, как началось, все стихло, но теперь эта тишина была полной - так же, как и темнота, наполнявшая все ярусы подземелья. Сверкнул огонек спички.

"Кто пронес в лабораторию спички... Кто..." - Поймав себя на том, что блуждает по кругу, профессор уцепился за огонек, как за спасительную соломинку.

-Ты... - Выдавил он и почувствовал ветерок - рядом что-то пронеслось, задело краем одежды - не просто невесомой, а полностью и необратимо не принадлежавшей этому миру. Что-то скользило вокруг него, оставляя тонкие глубокие порезы. Профессор попытался унять дрожь и сказал:

-То, что позволено чистой энергии, не приемлемо для действий материи. Удар молнии может поджечь дерево, но человек в нашем обществе обязан руководствоваться правилами цивилизованного общежития...

-Отказываюсь. Отказываюсь. Не буду. - Прозвучало с нескольких сторон. Зашуршали юбки и профессора окутало сладковатое благоухание, затем слегка пахнуло озоном. Герасим Степанович Леонидов не уловил мгновения, когда сознание его насовсем исчезло. Его тело расслоилось на тончайшие, в молекулу толщиной, пластинки, а затем влажной пленкою растеклось по керамическому полу.

-Свет. - По приказу бархатистого голоса в подземные лаборатории вернулся свет. Девушка опустилась на колени, приблизила губы к слизи на полу, выпустила язычок.

-Мое имя Русая Руса. - Сказала она спустя минуту и разогнулась, как гибкая пружинка, застыла с гордо поднятой головой. Потом она двинулась к выходу.

-Дверь. - В многотонной двери перед ней образовалось средних размеров отверстие.

В серверной Павел Сергеевич Мерещенков, успевший прийти в себя после того, что он счел землетрясением, безуспешно пытался реанимировать терминал. Перед его внутренним взором вставал грозный облик профессора, беззвучно косившегося на развороченные стойки и дебри разноцветных кабелей.

-Дверь. - Тихий девичий голос донесся до него. Затем рядом что-то промелькнуло.

"Что за абсурд..." - Пронеслось в сознании у Павла Сергеевича и это было последним, о чем он подумал при жизни.

-Верх. - Через мгновение Русая Руса стояла на поверхности земли, беззлобно глядя на жаркое июньское солнце. Неподалеку ютилось приземистое здание с маленькими черными окошками - теперь без стекол - это было единственным наземным этажом лаборатории. Ветер разметал светлые волосы девушки, охладил ее кожу, бесстыдно просочившись под платье.

-Здесь кто-нибудь есть? - Она оправила юбку и на секунду застыла, отведя в сторону ладонь, как будто желала проверить ногти. Затем подняла глаза к горизонту и поплыла над землей, периодически испуская визг сквозь приоткрытые губы. В лесах за нею оставался след - там не было больше ни птиц, ни деревьев, ни травы, ни даже земли. На дне ровной траншеи по камням растекалась мутноватая слизь. Русая Руса облетела вокруг земного шара, время от времени останавливаясь, чтобы повторить свой вопрос.

-Никого нет. - Произнесла она немногим позже и застыла, не мигая глядя на какую-то одну точку в небе. Когда прошел год, а может быть два, она повторила:

-Мое имя Русая Руса. - Похоже, она что-то надумала, зашелестела, быстро двигаясь в случайных направлениях, пока не нашла того места, где некогда вошла в этот мир. Судя по расположению звезд, место было тем. Русая Руса отказывалась верить в то, что на месте чего-то недостает. С ее точки зрения, состояние совершенного и гладкого минерального шара, который недавно был неравномерной планетой, содержало в себе всю сохраненную информацию. Она задумалась над этим и покачала головой.

Затем Русая Руса протянула руку к солнцу, запустила тонкие пальцы в его пылающие недра и на ее лице отразилось сосредоточение. Используя свою руку как рычаг, Русая Руса повернула время вспять, ведь она нуждалась в лаборатории и в ловушке, через которую собиралась выйти так же, как некогда вошла.

Мимо нее прошли бесчисленные эры - земля покрывалась складками, деградировала, теряя форму созданного превосходным существом совершенного шара. Протекали химические реакции, в ходе которых образовывались элементы - появился водород, затем кислород, наконец вода. Из каверн гниющей планеты сочилась слизь, выходила назад - этот обратный процесс занял лишь доли секунды.

-Плодитесь и размножайтесь. - Прошептала Русая Руса и внезапно отдернула ладонь от солнца, испугавшись того, что не успеет остановиться к расчетному дню. Она скептически пожала плечами, по звездам определив эру и узнав, что слегка промахнулась: было начало палеолита. Возвращаться к солнцу ради пары оставшихся миллионов лет ей не хотелось.

-Подождите секундочку. - Она принялась не спеша разглядывать ногти. Не оплавились ли внутри солнца? Похоже, что все было в полном порядке.

В это время жизнь нескольких десятков диких племен подходила к своему заслуженному началу. Они появились из естественного союза спор, вылетевших из юбки занятой своими мыслями Русой Русы, с затвердевшими кусочками слизи, которую выдавливала из себя земная кора. Десятки эмбрионов ползли в темноте, в страхе, деморализованные воем неорганических сущностей, что находили пристанище в протяженностях кос темного космоса. Перед ними был долгий холодный путь, в конце которого ждала своего открытия дверь, предназначенная для воплощенной силы.

 

см. тж. Печать Русой Русы

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018