Море

мир бессмысленных и беспощадных волн

Море (сущ. ед. ч. ср. р.), мн. ч. моря, прил. морской - мир бессмысленных и беспощадных волн, единосущных с субстанцией хаоса. В круговоротах нави вращаются веретена кеномы.

Ослепленный спесью и не умерший в колыбели человек эпохи вырождения заметил бы, что в определении пропущено уточнение: "беспощадных волн, с точки зрения мира яви - вполне бессмысленных". Это, однако, далеко не так, потому что как раз с точки зрения яви они не лишены смысла, более того, вся явь удерживается от крика безрадельной боли, рожденной ужасом и безысходностью, только на основании предположения о смысле, лежащем в фундаменте. Утверждение о том, что для этой яви свойственна точка зрения о "бессмысленности волн нави", репрезентирует случай бессмысленного кокетства.

Представляя собой окружающую территорию, как показано в эссе "Авалон", море соответствует лесу и, как тот отличается от пустыни, простирающейся далеко вовне, так море абстрагируется от океана. По отношению к морю суша и океан являются полярными пространствами, одно из которых населено созданьями, как правило, тварной природы, другое безраздельно заполнено пустотой, из источника которой берет начало сказочное богатство морских царств.

Обитающие в нави мертвые существа, известные под такими именами как Русалки, Полудницы, Мары, Рогатки, Дикие Охотницы и Женщины С Лошадиными Хвостами, в примитивных дискурсах тварных миров претерпевают романтическое переосмысление, базирующееся на бесхитростных наблюдениях за окружающей средой, к которой за неимением других раздражителей и информационных поводов обращается лишенный благодати человек эпохи конца. Существа нави в этом случае закономерно приобретают и без того принадлежащую им - ибо все принадлежит именно им - симпатическую связь с водой и морем.

Язык знает синоним для понятия "морок" - это "наваждение", базирующееся на архаическом корне "нав", являющем серьезное структурное сходство с "мар".

Мары и Русалки

Традиционный взгляд на море как на запредельное и чуждое мирам яви пространство нави ложится в основу делегирования побережью пороговой функции, а морскому пространству - затягивающего, влекущего качества, присущего пустоте. Движение по морю возможно лишь за счет сотрудничества с кораблем, который по сути своей является рострой. Управление странствием получает известность под именем навигации, в понятии которой сочетаются разные парадигмы безысходности.

Оставить всякую надежду и сдаться на волю беспощадных волн - это проклятие и право форм жизни, отличительной чертою которой является бесперспективность. Только тогда, когда оказывается постигнутой совершенная безнадежность, форма жизни открывается, как цветок под солнцем, навстречу мучительному распаду и, растворяясь в грозовых голосах пустоты, возносящихся над непроницаемой гладью моря, делается покорной игрушкой в руках и ногах гиппоморфных демониц.

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018