Ростра

фигура на носу корабля - крейсера нави

Ростра (сущ. ед. ч. ж. р.), мн. ч. ростры, прил. ростральный - имеющая, как правило, гиноморфные черты фигура на носу корабля.

В современных исследованиях вопроса принято мнение о том, что термин "ростра" исторически обусловлен названием передней части или носа корабля. Это предположение некорретно, потому что в традиционном мире не существовало "просто носа" или "просто корабля". Аналогичным образом не могло существовать "просто отдельной части", которая не формировалась бы как неотъемлемый компонент композиции целого.

Так же, как конек крыши является осевым структурным компонентом жилища как совершенного, самодостаточного и потому неприступного космоса, ростра представляет собой лицо корабля, что по законам сакральной феноменологии тождественно самому кораблю.

Концепция мары, не оставляющей своих ни в мирное время, ни на войне, ни на суше, ни в небесах, ни на море, сохраняет свое рудиментарное влияние на культуру современного человека - не только в случае, когда тот разукрашивает примитивные военные машины оскалом чудовищ, но и когда размещает "побрякушку" под лобовым стеклом автомобиля и тем самым сигнирует свою родовую принадлежность.

Кораблестроитель балансирует на лезвии бритвы: он создает целый космос, который мог бы транслировать парадигму безопасной среды обитания - остров блаженных в море оживленного хаоса. В опасной среде, бесконечно далекой от яви, избранные представители племени полагаются на благосклонность не абстрактных стихий, но конкретной и известной каждому из них демонической фигуры: фигуры родового духа, исчадия нави. Лобзая дочерна раскаленную ростру, они уподобляются всаднику, заручающемуся в седле благосклонностью своей излюбленной гиппоморфной демоницы.

Ездить на ком-то означает испытывать на себе благосклонность того, кто может, умеет и знает, как быть подвижным в этой подвижной среде. Человек, представляющий собой безногого наездника-инвалида, полагается на поддержку целого ряда существ, как например, лошади, собаки-поводыря, воздушного змея, байдарки, морской ладьи-ростры и др. Эти персонифицированные модусы претворения воли Предка формируют основы его экзистенциального цикла.

Отголосками парадигмы "ездового животного" в романтической литературе становятся квази-демоноборческие сюжеты, примером чему служит оседлание черта (воздушного элементаля), описанное Н. В. Гоголем. Замечательный писатель, живший в Украине, сегодня становится предметом пристального внимания реставраторов народной обрядности, ошибочно полагающих творчество Н. В. Гоголя аутентичным краеведческим материалом.

Подробнее концепция ростры рассматривается в статье "Мары и Корабли" и в повествовании "Летучий Русский Корабль"

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018