Раскаленная Кобыла

заговор мертвеца из кодекса amplexus maleficarum

Раскаленная КобылаТы помнишь, как народ столпился у ворот в темноте. Оттуда по головам шарили стальными граблями да прутьями, но если кто валился замертво с раскроенным черепом, то в молчании - и никто не знал, а которые из них подозревали, были не в том положении, чтобы сеять панику. Была среди людей девушка с корзиною цыплят - они пищали, а девицу то ущипнут изо мрака то за живот, то за круп, то за сосцы, и все равно никто не слышит. Так и ты будь подобен благонравной сей девице в темноте, надейся и смотри вперед - там врата и ключники звенят.

А время то ускорится или нет, поди знай, но что до времени тебе, если ты смотришь вперед? Завидуйте все этому человеку, ибо он войдет во врата. Не будь таким же неотесанным бревном, как тот, кто просит все больше и больше и хочет быть владычицей морской! И ты ею не будешь же никогда, и не обретай кривоты в сердце твоем.

И буде у тебя прозрение о сути всех вещей, смолчи, ибо есть четыре тысячи точно таких как ты умников и все молчат, как тот старик, у которого было много денег в кошельке, но слабая рука - мошна упала и пополз он по земле и его раздавили, и он молчун-молчун.

Реальность же отказоустойчива, а ты нет - не знаешь, когда глаз погас, не ведаешь, когда закрылось ухо - ничего не заметишь, когда откажешь. Ничего не замечал, когда ничего не замечал? Идти с течением пыли, с движением обреченных, вплетаться в чужие узоры - это ли та мечта, о которой ты думал; это ли та, которой не мог бы поступиться ни за награды земли, ни за награды небес?

Сердитые ходят за воротами, голодные, быстрые, как волки. Молись, чтобы пришли и выловили тебя, выловили тебя. Жестоко кромсание адовых клыков, длительность его весьма велика и есть у него перспектива. А ты перед воротами - есть ли перспектива у тебя? Знаешь ли, что там, а что позади?

Когда барышня на прогулке обронит свое платье и то в грязи осенней намокнет, и не надеть его уже обратно, и бежит она, заливисто смеясь, по прогорклому полю, летит над лугами, парит над лесом, прогуливается по радуге или по млечному пути - видишь, как она хороша? А назавтра выходит в платье - и юбка без прорех и ладно лежит на поясе корсет и грудь дышит в приятном обтяжении тряпиц. Так где же отказ?

Идет она копытами цок-цок, когтями ззз, а губками пыш-пыш и солнышко над ней и в рюмочке пьянящее вино. Как будто крутится еще твое веретено, раз видишь, как идет она, ей-ей. Но этот вид - лишь вариант из ста кромешных тыщ.

По правде же ты лучше в темноте к горячим приложись, как то дитя, которое по малости своей мечтало о печном пылающем горниле - с ним коитус стремилось совершить. Ему не нужно было опыта на день грядущий, оно не собирало данных по вопросу, его багаж навек остался - пуст. Но слилось это важное дитя в оргазме стойком, сверхстабильном с печью - и знаний больше причиталось этому, чем тысяче несносных мудрецов, трясущих бородой.

Итак, когда с тобой стоит народ, то тискайся вперед? Все будет так: вперед любой дурак, и вбок пойдут, и ринутся назад. Пути другого нет и все молчат, как тот кушак, о котором говорили в доме повешенного. Нет тайны в том, о чем знает каждый, но оттого тайна не делается неправдой.

Осторожно и очень умело отдели чувство направления, чувство ориентации, раздели все имеющиеся прожилочки и найди пустоту внутри сознания. Черный огонек полетит, как пушинка, он проникнет через щели ворот последней пятницы, он избежит клыков и когтей - до поры. Он полетит над безвидными протяженностями, вдоль реки. Он там увидит кобылиц блестящих, сладострастных на той стороне, пасущихся мирно-мирно - до поры.

Знай-же, что они и есть горячие, они раскаленные добела, они прилагающиеся, ты с ними возжелай соединиться, к ним присосаться, к ним языком, к ним длинными пальцами, к ним щупальцами, присосаться, к ним, к раскаленным добела.

А захотят-ли они - есть ли желание в них? У них есть ли охота - склониться к сладкой ягодке, дикая охота - к ягодке-изюминке, что на полу, склониться от стола с яствами? Есть-ли тягота у сладострастных к хладному, чему-то сделанному из пыли, чему-то витающему над рекой хаоса, к чему-то прилетевшему, к чему-то, не знающему, откуда оно, не ведающему, куда оно и зачем? У них есть недостаток, чтобы восполнить, или желание, чтобы загадать? Резонные вопросы, резонные.

"Я пришел из-за ворот." - Наперво скажи, наперво скажи кобылицам, пропой горлышком тонким, птичкою-птичкою запечной, сверчком, чик-чик, часиками смерти, стрелочками преисподней ты прошелести: "за мной видел, за мной видел моря, видел океаны - вы не хотите? Я там за мной оставил вволю полей, вволю лугов, я заточил косу, ее там оставил, - вам не угодно? Я припоминаю, припоминаю, там были высокие, крепкие, сильные, а сам я слабенкы-кый, легонький пепелок, пепелок бездыханней нету, поведу вас, полечу для вас найду ммм-ммм." - Так скажи, произнеси ласковым кобылицам, влей речь в нежные ушки-ушки, кобылицам, в глазки посмотри раскаленным добела, сгори дотла в дыханиях их, сгори не страшись - кто не сгорит в дыхании, кто убоится, не выдержит - не выдержит испытания правдою, не пойдет, не будет годен, порушится, будет отвергнут. Делай все так и будешь избран, будешь с ними, прильнешь, присосешься к раскаленным, к сладострастным, к адовым кобылицам, к сладострастным прилижешься, олобзаешь адовых, раскаленных добела [...]

И врата последней пятницы, полнолуния, раскроются; тогда ты увидишь, что это не конец пути, это не граница, у этих врат нет порога. Тот, кто видел во сне цветок и чувствовал благоухание - был очарован, пробудился и не стало цветка; пылающие угли и тройной огонь дыхания было тем, что возбудило его сон - их видит он, и он с ними - он с сестрами ночными, и кромсает добычу, и пьет кровь и рвет мясо порождений бездны на краю колодца пустоты.

 

См. тж. Объятия Скверны из кодекса "amplexus maleficarum"

и Вторая погибель оттуда же

и Абсолютная Темнота - еще один заговор мертвеца

и Морок, взывание имен длинноногих сестер

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018