История пастуха и его кобылы

В отрочестве я проводил часть своего времени на море. У нас был двухэтажный особняк в Калининградской области. Этот дом остался от фашистов, населявших местность до войны. Даже крышки люков в окрестных поселках были испещрены надписями на диковинном языке. Но когда крышки ломались, им не было замены. По мере того как выходили из строя гидротехнические сооружения гитлеровцев, область буквально проваливалась под землю. Не проходило и дня без того, чтобы газеты не писали о новых жертвах - люди падали в люки и все, что их ожидало, это медленная, весьма мучительная смерть.

Вполне естественно, что автомобильные дороги потеряли всяческий смысл. Чтобы добраться до нашего дома, находившегося на побережье совсем недалеко от знаменитой косы, приходилось брать извозчика. У нас была и своя конюшня.

За лошадьми мы, конечно, следили очень пристально и позволяли жить в подсобке врачу. Он не был ветеринаром, но советский режим не предоставлял ему работы. Здравпункты в Советском Союзе существовали только на крупных предприятиях в городах столичного типа. Поэтому бедолага был счастлив работать на хорошо кормивших его людей. Он не роптал даже когда пришлось посадить его на цепь за провинность. В целом батюшка относился к слугам с добротой, он был хорошим человеком, и я взял за правило представлять себе, как бы он поступил на моем месте в таком-то и таком-то случае.

Итак, наши лошади - а было у нас в конюшне несколько отменных жеребцов и весьма миловидных кобыл - разительно отличались от тех, которыми владели простые люди. В большинстве своем у них не хватало денег на содержание даже собственных домочадцев, но, поскольку мы вели семейный бизнес, то могли позволить себе катамараны и подводные лодки, на которых и катали лошадей. Лошади очень любят езду по морю, если кто не знает.

В соседнем колхозе был пастух, его звали Василием, но тут все не так просто. Дело в том, что настощее его имя - Рудольф - он вынужден был поменять после войны. Этот очень достойный человек не хотел покидать родных мест. Но, поскольку он так и не выучил русский язык, то все время молчал. У него была лошадь по имени Майка. Это очень распространенное в нашей стране имя, которое дают кобылам. Очевидно, что Майка верой и правдой служила прикрытием для Рудольфа. Сталинские ищейки из КГБ никогда бы не догадались, что простой пастух может оказаться бывшим фашистом.

А потом случилась трагедия - ведь Рудольф сильно пил. Однажды он сгорел на работе, заснув. Но что же стало с Майкой? А вот тут все не так просто. Благородная кобыла собрала останки своего арийского хозяина и вплавь отправилась к берегам Померании.

-Что же ты за существо? - Старался выговорить пастух, ведь кости его по дороге обрели вторую жизнь. Но лишь клацанье челюстей тонуло в шуме волнующегося северного моря. Майка ни о чем не догадывалась. А должна была? Вот это вопрос так вопрос.

Путь до Померании долог - его с трудом осилил бы даже лучший пловец, а что до Майки, то она оказалась в затруднении. Ее веки наливались тяжестью от усталости, в горле пересохло, а в животе ныло. Стараясь не выпустить из зубов ценную ношу, она не решалась пуститься в охоту за косяком рыб, манивших за собой.

С палубы крейсера мы узрели тощую, бледную кобылу, из последних сил рассекавшую волны, и выслали ей на подмогу спасательный шлюп. Однако, не прежде согласилась Майка подняться на борт, чем получила гарантии насчет своего груза - он должен был достичь Померании.

Отлично зная о том, что лошади - большие любители медовых пряников, батюшка приказал мне лично заняться Майкой. Это оказало на меня неоценимое воздействие и дало важный опыт, ведь я воочию увидел, в насколько прекрасное создание превращалась кобыла, расцветая в лучах заботы и ласки.

Покуда я откармливал Майку, батюшка занимался лабораторными исследованиями, стараясь привести в порядок труп Рудольфа, который сильно пострадал от соленой воды. Не нужно объяснять, что после всех мероприятий и гальванизации, несчастный стал выглядеть, словно только что умер. Зрелище это было не для слабонервных, если только вы не питаете противоестественной слабости к изрядно прожаренным бифштексам.

На следующий день мы прибыли к берегам Померании и, как настояла Майка, снарядили вертолет, ведь она хотела разместить останки на самом верху особой скалы, из которой бьет источник. Эта скала у местного населения была известна под именем Плачущей Валькиры.

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018