Любительницы утонченных удовольствий

О началах и концах сластолюбия

Она бежала по снегу - обнаженная по голой сверкающей равнине, слегка наклонив голову, которая, однако, казалась совершенно застывшей. И пока плечи ее шевелились, струились волосы по ним, изгибалась осиная талия и двигались мускулистые бедра с размеренностью не человеческой, голова оставалась неподвижной. Ты спрашивал себя о том, что ей нужно и куда направлен ее взгляд? Теперь ты знаешь, что этот мир для нее не более чем один из великого, необозримого множества медовых пряников.

Любительницы утонченных удовольствийЛошади - это не только красивые и эффективные охотницы, но и большие любительницы утонченных удовольствий. Кто из нас не слышал о знаменитом купании лошадей и не мечтал хотя бы раз заглянуть в ту самую купальню, чтобы краешком глаза посмотреть на то, чем же на самом деле занимаются кобылы. Может быть, они только дремлют на берегу спокойной реки? А может волшебную, чарующую песню поют?

Так или иначе, эксперты советуют не "зацикливаться" на проникновении в купальню. Действительно, это может довести поклонника неземной грации до сумасшествия. Даже оказавшись в купальне, приняв участие в купании, он продолжит повторять одно и то-же, говоря: "я хочу посмотреть краешком глаза..." - Это вполне закономерно и с точки зрения современной науки легко объясняется гипнозом, мастерством которого по-праву славятся кобылы.

Но мой рассказ о другом. Я всего лишь хочу сказать, что утонченные удовольствия, которые столь излюблены лошадьми, не ограничиваются ни купанием, ни тем, на чем напряженно концентрируется исследовательский интеллект, стараясь проникнуть в таинство и воспринять благодать. Чего стоят одни только конфеты - а ведь кобылы удивительные сладкоежки, которые способны распознать в одной отдельно взятой карамельной конфете до десяти тысяч оттенков - и не только вкусовых. Они вкушают вибрации невидимых звезд, черных дыр и наслаждаются ароматом солнечного ветра.

Кобыла нередко забывается и теряет над собой контроль, когда вкушает или пьет нектар. Это легко понять, представив себе то, как она купается. Купальня расположена в укромном месте у реки, а вокруг - докуда достает взгляд - нет ни времени, ни пространства. Ни о какой спешке в подобном случае, конечно, не может идти речи. И как нет смятения, бытующего в подверженном ходу времени уме, так не существует границ и для ее помысла, устремляющегося к Началам.

Точно так же, как во время купания предпочитают они совместную негу, для чего заручаются обществом других кобыл, происходит и в случае восприятия гортанью неземного блаженства. Словно жгучая лунность, кисеей ластящаяся к заснеженным пространствам, переливается вкусный сок из уст в уста и тает на языках.

Но не только гортань принимает участие в изыскании тайного чувства. Кто измерит осязательную чуткость крупа, отзывчивого, как мягкая и упругая ткань сновидений? Наверное, это будет недоступно для человека, который слишком увлечен собственными мелкими переживаниями. Под чуткими пальцами пробегают удивительнейшие волны, достойные кисти художника-мариниста. Не страшитесь возложить любящую ладонь на раскаленные протяженности крупа инфернальной кобылы - это не убьет вас - по крайней мере, пока она увлечена поглощением.

Достойно поступит тот, кто пробудит тонкость, кто подчинит своей воле изысканность и возьмет наслаждения, чтобы преподнести их букет владычице преисподней.

Не менее, чем круп, колдовской силою наделено и таинство колен, ошеломляющих своей благосклонностью. Ибо и склонность всей фигуры, та самая склонность, которая имеет весьма длительное продолжение в родах живых и мертвых существ, во всех предметах, становится единым волнением, континуальным изгибом, в котором соединяется динамика колена, кончика копыт и сверкания бриллиантов короны рогов. Соитие колен сестер-кобылиц, переплетающих стройные и сильные ноги, покрытые каплями влаги нетварной их пота, что это, если не прототип ажурного ключа от всех дверей? В изысканном, тончайшем и плотном, как туман над топями Дельты, удовольствии слагаются они в иерограммы невыразимых кошмаров - возлежа глаза к глазам, бок о бок и живот к животу.

Не нужно бояться небытия - обжегшись о язык огня преисподней, не плачут о молоке; потеряв оковы яви, не страдают. Разумно, о разумно поступит служитель, сказав так: "миледи, можно ли подержаться за ваше колено?" - Не ускользай, не беги, не отклоняйся, ибо ни в зоне удара копыт, ни в близости смертельных рогов, ни в сверкании бритвенных когтей, ни в томлении тысяч рядов зубов нет ничего, что не продолжало бы плетения заклинаний, начавшихся с Иди Сюда и Будь С Нами. И ты существуешь как часть заклятия, о да, ты существуешь как заклятие - и эта клятва твоя.

 

См. тж. Старый берег...

и Раскаленная Кобыла из кодекса "amplexus maleficarum"

и Кобыла - путеводная звезда

и Кобыла в охоте

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018