Маркер Выживания

генетический α-маркер в Инженерии Теккенера - к вопросу о приоритете маркеров для начальных контрольных групп

Современная Инженерия, в том числе известная ныне Инженерия Люда, развивается на основах, заложенных Инженерией Теккенера, величайшего визионера, оказавшего огромное влияние на теорию и практическое применение методов генной манипуляции. Именно Теккенер впервые применил так наз. рабочий реестр генетических маркеров, системою которого людозаводчики с успехом пользуются по сей день. В своей "Инженерии Люда" сам Теккенер объясняет появление реестра следующим образом:

"Когда мой дух, опережая мечту, носился над бездною в компании кобылиц преисподней, Мериссер, моя подруга, наступила копытом на компонент изначальных скрижалей таким образом, что в оставленном ею следе загорелась ярчайшая звезда. Той ночью появились и другие звезды, но, проникшись впечатлением от первой, я задумался. Мысли мои уже в те времена склонялись к науке, которой я посвятил себя впоследствии и в том достиг, по мнению слегка преувеличивающих мои заслуги коллег, совершенства. Размышляя над творением жизни, я решил, что, подобно первой звезде, исполняющей роль маркера, на который ориентируется появляющийся свет, должна быть мною создана некая точка отсчета, некий фундаментальный маркер в генетике, на основании математического преобразования которого мне удастся организовать элементарную таблицу полезных и бесполезных свойств."

Как известно, своих первых созданий Теккенер уничтожил, увы, не в первом поколении, когда счел их несовершенными. С тех пор метод, разработанный им, в том числе ценою тяжелых утрат материала, совершил головокружительную эволюцию и ныне мы умеем моделировать рабов с практически ничем не ограниченным числом свойств, чтобы выводить их на рынок уже во втором поколении.

Наиважнейшей задачей, которую ставит перед собой современная Инженерия, является формирование раба не только устойчивого ко всем возможным перипетиям природы, будь то погодные условия или катаклизмы тектонические, не только сильного, послушного и в меру сообразительного, не только способного к адаптации и интеграции в мелкие, средние и крупные хозяйства, сообщества и анклавы, но и удовлетворяющего высоким эстетическим требованиям, которые, несомненно, имеет основания предъявлять рыночный покупатель.

С этими задачами справляются Генная Инженерия и Селекция, предпринимаемые по четкому плану, рождающемуся на кончике пера квалифицированных мастеров, всячески испытывающих заготовку сначала в лаборатории, затем - реализующих развитие модельного ряда в оптимально настроенных заводах, исключающих слепое вмешательство его величества случая, равно как и защищенных от обстоятельств форсмажорного рода.

В основе научного метода Селекции лежит принцип девяти полей чересполосицы и севооборота живой плоти, претворение которого в планетарную реальность идет рука об руку с выполнением фундаментального условия, которое некоторые не слишком светлые, но и не очень темные умы без обиняков называют главным условием самой биологической жизни или, по меньшей мере, условием, без которого им не удается ту определить. Мы не беремся судить, насколько это справедливо, ибо абстрактные оправдания жизни и моральные апологии плоти лежат вне сферы нашей компетенции, но, так или иначе, речь идет об условии размножения биоизделий.

В задачу Инженерии не входит выяснить, существует ли какое-то условие в неких самобытийных эмпиреях, а при необходимости ввести это условие в контрольную группу и заставить ту его выполнить. При этом, в противность эмпирикам, мы, практики, не придаем приоритетного значения фрактальному (называемому выживанием вида), но концентрируем усилия на континуальном (известном как продолжение рода) размножении, компонент управляемой фрактальности допуская исключительно как множество контрольных групп. Не столько для простоты и ясности, сколько ради декларирования того, что Инженер видит картину во всей ее полноте, специальный термин "выживание" оставлен в лексиконе.

Главным врагом Инженерии и архиврагом Селекции является депрессия материала, который, подчиняясь естественным наклонностям живой плоти, тендирует к вымиранию, в процессе коего теряет оптимальную кондицию, необходимым атрибутом которой мы считаем наличествующую волю к продолжению рода.

Опыт долговременной работы с живым материалом демонстрирует отсутствие у природы действенных механизмов противодействия вымиранию (не нужных постольку, поскольку живое не может умереть), которые подменяются малоэффективными триггерами, такими инстинктами, что по своей сути не имеют прямого отношения к нашей работе и должны устраняться в корне как абсолютно неуместные. Факт состоит в том, что живая природа в случае, если мы не поспешим инсталлировать альфа-маркер, возмещает тревожащую ее пустоту моделью некоего основного инстинкта, созданного ею самой в соответствии с возможностями. И хотя ее возможности ограничены, появляющийся "инстинкт" успеет причинить непоправимый вред контрольной группе. Селекция не может проводиться до тех пор, пока не будут устранены предпосылки инстинкта самосохранения, на место коего мы должны, вооружившись хорошим чувством тайминга, инсталлировать неуклонную волю к выживанию.

Подобно тому, как вода, преодолевая косность твердой среды, огибая препятствия и стремясь непременно вниз, преследует цель, которую определяет создатель лабиринта, а пластичный материал под давлением занимает объем формы и, сообразуясь с той, превращается в радующую нас предусмотренными деталями модель, инстинкт продолжения рода должен работать, как тяжкий, но легкий и веселый груз, принуждающий материал следовать нашим инструкциям, которые тождественны источнику и центру всех сил притяжения.

В соответствие своим возможностям стремящееся к продолжению собственного рода тело должно поощряться тем позитивнее, чем ярче оно демонстрирует приоритет выживания над индивидуальным сохранением. Композиция и баланс приоритетов должны тестироваться в первой контрольной группе, чтобы в случае ошибки или неудачи не продолжать Селекцию, а начать ее с чистого листа.

В процессе создания низшего примата (подр. см. Инженерия Люда) конструкторское бюро Теккенера в полной мере учло эти соображения, что и не удивительно, учитывая богатый опыт разработки биоизделий. Описание экспериментов было изложено в "Инженерии Люда".

"В мясе был установлен генетический маркер обратной зависимости между силой позитивной мотивации и уровнем самосохранения, действующей таким образом, что, чем ниже ощущаемая мясом вероятность продолжения индивидуального существования, тем с большей готовностью оно идет навстречу триггеру поощрения, фактически не осознавая то как "заслуженное", но в полной мере воспринимая транслируемую сенсорную гамму, иными словами, чем ближе единица живой плоти к тому, чтобы умереть, даже если мы не создадим заметных угроз ее жизни, а заставим так думать, тем ярче испытываемый ею позитивный эффект выживания собственного рода.

Так, находящийся при смерти низший примат, конечно-же, не зная о том, что не может умереть, а выведенным из эксплуатации быть может только тогда, когда мы этого захотим, показывает превосходные результаты при случке с подставной самкой. Активизация маркера в момент, когда Эрос заглядывает в глаза Танатосу, становится именно той гравитационной силой, что влечет материал по проложенному нами пути.

Отбор признаков маркера позволил уже в третьем поколении достичь уровня идеального рефлекса, затем фиксированного нами в матрице инстинктов, так что изначальный маркер продолжал управлять работой биоматериала даже после деформации изделия из контрольной группы. Живые клетки реагировали на мотивацию, которую могли инстинктивно расценивать как связанную с возможностью размножения, а именно, на мотивацию обещанной смертью. Таким образом, не только преосуществление действий-триггеров, но и идея продолжения рода возымела приоритет. В дальнейшем мы сочли возможным отойти от проверенной рутины и предложили в качестве инженерного решения снижение также и приоритета негативных мотиваций, боли (маркеры Б19-Б22 рабочего реестра), дискомфорта (Б27-Б49), однако, отказались от этого после того, как контрольная группа не продемонстрировала повышения племенной производительности.

Мы, недооценивая возможности первичного маркера, исходили из того, что негативная мотивация не подавляется сама по себе вместе с инстинктом самосохранения, но эта гипотеза оказалась ошибочной, а введенные в контрольную группу новые маркеры - избыточными. Было предложено продолжать штатно использовать их на последующих этапах Селекции в качестве модификаторов*."

*На Б22 основано большинство известных ныне бойцовых пород, вместе с Б21 и Б27-Б48 они формируют модельные ряды аватаров для экстремального туризма. Слегка модифицированные маркерами Г2 поколения с сильным геном Б22 пригодны как доноры материала для гибридов негуманоидного типа. (Не все маркеры подавления из группы Б считаются полезными).

 

См. тж. Большая Удача

и Негативная селекция