Негативная селекция

отбор наихудших и перспективы регенерации национального сознания

Род людской поделен на две с половиной части - первые, коих немного и другой ногой они стоят в мире Русалок, знают о том, что смерти нет, вторые думают, что умрут, третьи не думают и не умеют. Все не принадлежащие к этим категориям являются изгоями.

Два с половиной вида людей

Единственным реальным гарантом благополучия каждого человека в мире является благосклонность духов места, которые в условиях, максимально удобных для свободной миграции населения, исполняют наиважнейшую роль - роль ведущих сил переидентификации и ренационализации, то есть формирования сверхмалых наций из податливого и пустого материала. В задачу национального государства входит предоставление всех ресурсов для свободной реализации сближения человека и места.

Гарантия благополучия каждого человека

Гарантия благополучия Негативная селекция - процесс отбора, который подразумевает обеспечение условий, гарантирующих выживание наихудших представителей популяции с перспективой формирования общества рабов, беспрекословно принимающего девиантные поведенческие и мировоззренческие кодексы под видом общественного договора. Негативная селекция в рамках государства неотъемлема от систематического уничтожения любого рода инакомыслящих и тендирующих к проявлениям самостоятельной инициативы, поставленного на конвейер изгнания за рубеж, а также приоритета размножения той части популяции, которая в том, что касается потребностей и экзистенциальных мотиваций, пребывает на "животном" уровне и способна воспроизводить индифферентную массу рабов. Помимо непосредственной порчи генофонда, негативная селекция широко использует механизмы замены выбракованного материала чужеродными элементами, которые в силу своей иммигрантской природы асоциальны и обладают пониженным чувством правового сознания, в частности, они не способны на инициативность в отстаивании гражданских прав, что компенсируется неправовыми методами.

В качестве хрестоматийного примера негативной селекции радикальное краеведение рассматривает историю российского государства, на территории которого, начиная с X в. н. э., то есть после печально известного Крещения Руси, был поставлен масштабный социально-евгенический эксперимент, в результате которого уже к концу XIX в. на территории северо-востока Евразии сформировалась уникальная популяция "русских рабов" или "россиян", псевдо-этнос которых был столь же далек как от этнической, так и от национальной идентичности. Предпринятая в начале XX в. большевистская революция и последовавший за ней террор ознаменовали финальную стадию селекции.

Радикальное краеведение не признает легитимности россиян и считает русскими исключительно прямых наследников места, крови и судьбы племени древних русичей, то есть племени, тотемом которого была и остается Русалка.

"Русалки обитают среди людей во всех частях света. Поэтому давайте объединим все континенты в Российскую Федерацию и устроим везде негативную селекцию, а кому не нравится - пусть валит с нашей планеты." - Такие голоса звучат из уст результатов негативной селекции и охотно ретранслируются врагами Традиции, компиляторами ложной народной воли, которые возомнили себя по ту сторону понимания. Но, видите-ли, на этом земном шаре не проведена поголовная негативная селекция, не все старшие умерли, не все куда-то свалили, а ведь нельзя ощущать себя в безопасности, когда есть кто-то, кто может понять.

Национальное или родо-племенное сознание далеко от того, чтобы быть "постоянной величиной" (константой) или "вещью в себе". Оно находится в нелинейной зависимости от ситуаций, осевыми элементами кластера которых являются место, кровь и судьба. Под местом понимается территориальная целостность архаичного ареала обитания, определяемого как космос. Кровь является генетическим субститутом склонности духов Предков, склонности, формирующей нацию и представляющей собой те основополагающие вектора родовой праедестинации, что, соединяясь, становятся национальной и личной судьбой. Ведущим фактором национальной идентификации становится благосклонность духов места, которые по определению принадлежат иерархии космоса, созданного Предком. Следует заметить, что не космос создан для народа, а народ создан с космосом и является его равноценной частью. Тесное сотрудничество и коммуникация частей, например, коммуникация человека и полудницы, естественным образом, даже если ни одна из сторон не улавливает подобного мотива, воссоздает ситуацию изначальной космической гармонии и посредством инициации трансформирует безродного доселе человека в представителя нации.

Язык не принадлежит к необходимым компонентам ситуации поглощения человека духами места. Для ассимиляции безродного иницианта местом и состоятельного причащения к трайбалистской судьбе достаточно участия в ритуалах. Уровень владения языком должен охватывать всю полноту ритуальных гимнов, рецитация которых обязательна для участника. Вам не нужен язык, чтобы попросить у ближнего стакан воды. Единственное, что важно, это верное произношение демонических имен и способность без ошибок пересказать предание в том объеме, который предписан лично вам протоколом.

В современном его виде русский язык не является важным элементом русского национального государства.

Нет нужды настаивать на противоестественном. А противоестественным, помимо оголтелой пропаганды вымученной и путем грубой вивисекции избавленной от архаичной стройности пародии на русский язык, является противоестественное увеличение численности племени, реальные интеграционные силы которого подменены ложными этническими, культурными и языковыми суггестиями. Попытки концентрации его частей, которые должны быть сепарированы, на одной территории являются не только противоестественными, но и невозможными. Ни геноцид, ни перманентная война против всех не сделают невозможное возможным. Такое возможно только в мечтаниях, опирающихся на оптатив массы покорных рабов. Реальность, с трепетом ожидающая окончательного удара копытом, не видит этих мечтаний в упор.

Регенерация национального сознания и возрождение архаичных племен, в том числе русских, не должны осуществляться в рамках концлагеря, каким бы просторным он ни представлялся в мечтаниях лиц, удобно устроившихся в мягких антирусских и контринициатических креслах, надежно, как кажется, защищенных от бессмысленного и беспощадного. Русское национальное государство, в котором станет возможной регенерация духа, останется праздной фантазией до тех пор, пока вы не уничтожите внутри себя иллюзию российской федерации. Конечно, потребуется уничтожить еще несколько иллюзий, в частности, иллюзию христианских (в т. ч. православных) традиций* и глобалистскую иллюзию евразийства.

На этой планете достаточно территорий и акваторий для того, чтобы каждое племя, воссоздавшись из пепла в результате свободной миграции и переидентификации, получило по национальному государству. Это относится и к русским племенам. Пусть будет двадцать три тысячи русских национальных республик, счастливейших земель, на полях, в лесах и в долинах которых древние русичи смогут лицом к лицу, грудь к груди и живот к животу стоять рядом с Русалками. Кому помешают эти двадцать три тысячи республик? Никому, кроме тех сил, которые спали и видели пополнение армии индифферентных рабов засчет простых, в хорошем смысле примитивных родо-племенных людей, которые живут в полноценном космосе и сами являются космосами, цветущими вокруг самой яркой звезды.

 

*Конструкт христианской этики, которая совместными усилиями изгоев была создана на основе злобных и человеконенавистнических писаний, в частности, дегенеративной "нагорной проповеди", становится точкой преткновения для борцов против религиозного обскурантизма, которые видят необходимый компромисс (иначе человеконенавистническая народная масса не поймет) в том, чтобы признавать в христианской этике определенные положительные черты. Определение "положительного" и "отрицательного" здесь, кстати говоря, не случайно, и морально-этические учения, строящиеся на запретительном императиве, являются именно негативными, дезориентирующими и деморализующими. Императив с частицей "не", напомним, неотъемлем от неразрешимого противоречия и разъедающего конфликта мотиваций.

Не вопрос - несколько примитивов, понятных любому изгою, бесконечно далекому от инициатических стандартов и существующему в обществе, весьма удаленном от традиционного, будучи поднятыми на стяг многозначительных умолчаний и пятьдесят миллионов раз повторенными самопровозглашенными авторитетами, легко находят путь в единственную извилину простого человека, который в тяжелом наркотическом бреду готов целовать и лизать свои кандалы и указывать место на своем теле, куда эффективнее ударить плетью. Для того, чтобы вызвать у человека тяжелое наркотическое помешательство, достаточно помахать у него перед глазами блестяшкой или дать послушать звуковые наркотики.

Но возможность поддержания гармоничного сосуществования людей и развития перспективного общества посредством омерзительных подделок находится под вопросом. Общество, светлые умы которого самым серьезным образом озабочены реальными методологиями существования в условиях кризиса архаики и прерывания традиции, выбирает путь сложности и регламентирует человеческий быт (а не только "морально-этические нормы" как обособленную и самоценную дисциплину) со всей обстоятельностью, которой лишены высосы негативных заповедей. Хрестоматийным примером человеческих законов по праву признаны "Законы Ману", "манавадхармашастра", т. е. "кодекс праведности человеков как представителей первопредка, которым является Ману". Такой путь астрометрически точной и детально изложенной сложности в свою очередь основывается на ведической сложности, выходящей за рамки человеческой модели, а не на двух-трех анекдотах из жизни повстанцев.

Для демонопоклонника и для всякого интеллигентного человека, который со всей определенностью знает, чем является, чего хочет и кому молится, нет нужды полоскать горло побасенками о возможных плюсах и минусах морально-этических учений, определенных его культом как несостоятельные и нелегитимные. Следует понять, что подмена или оправдание правового сознания фэнтезийным моральным правом, если она не следует из сценариев демонического ситуационизма, непродуктивна, и если вы видите прочную причинно-следственную связь между христианской этикой или "христианскими традициями" и вашим существованием в современном мире, то все, что вы видите, это хроматические разводы в глазных яблоках, на которые надавили пальцами. Значение христианизации не нужно недооценивать, но и придавать ему ту весомость, которой нет, тоже ни к чему. Стрелка часов исполняет большей частью знаковую роль. В конце концов, демонопоклонник это не собака Павлова, а собака Демона. Видите-ли, ваша экзистенция и вся актуальность космоса основаны на том и только на том, что их статус гарантирован демоническим пактом. Нельзя просто так взять и выбрать личное, а потом начать "забывчиво" размышлять о судьбах всего мира, приоритет которого в момент инициатического выбора был значительно ниже. В случае же, если вы не выбирали личного, то просто вернитесь в начало этой статьи и проскроллируйте ее, не читая, потому что вас нет и, следовательно, вы в принципе не можете читать.

 

См. тж. Геополитический налет христианизации

и Крещение Руси - эссе о насильственной христианизации

и Маркер Выживания в Инженерии Теккенера

и Нация