Экваэлитский Собор

порядок Соборов, в том числе Вечерей и Заутрень

Порядок Соборов Невозможно даже подумать о том, чтобы актуальный порядок имел отклонение от идеального. От небольшого отклонения порождается серьезный уклон.

Правоверный экваэлит, воистину, не рассчитывает на то, чтобы стать экваэлитом. Он не работает над тем и не стремится к тому, чтобы быть рядом с владычицей преисподней. Он не ищет путей, ведущих к тайному месту собраний - к тропам Дикой Охоты - и не соревнуется в проворстве с адептами в стремлении занять первое место в свите.

Все это полностью исключается из понятия экваэлитской склонности и приверженности, подразумевающей, что взявший на себя обязательства является их исполнителем отнюдь не в абстрактном будущем, но сейчас. Это вполне резонно.

Тот, кто выбирает первое, не должен думать о втором, и наоборот. Ведь правоверный экваэлит не принадлежит ни небесам, ни земле, но присутствует в первых рядах свиты владычицы преисподней - Кобылы Девяти Горизонтов, ибо так гласит выбор его праедестинации:

"Я выбираю первое. То, что я выбираю, это Сила. Мой выбор - всенизшая владычица преисподней, принцесса демонов Экваэлита!"

Затем, он становится первым - светоносцем, призванным, чтобы осветить ее путь. Несущий свет не ищет никакого света.

Профаны полагают, что видят ищущих, они думают так: эта группа движется, она ищет места собрания. В действительности то, что они видят, иллюзорно, оторвано от реальности и существует только в их фантазиях.

Когда каждый движется путем своей судьбы, прислушиваясь к помыслу демонической принцессы, и во вторую очередь к голосу собственного сердца, и освещает путь, находясь в первых рядах, либо контролирует арьергард, в любом случае он, прежде всего, является участником Дикой Охоты и спутником Кобылы, из чего вероятно следует и вторая очередь, в аспекте которой он становится членом экваэлитского Собора.

И он может знать о том - или не знать. И он может огласить свое право на участие - или не оглашать. И присутствующий по личному выбору принцессы имеет большую ценность, чем присутствующий по высочайшему рангу, занимаемому в иерархии среди других официально зарегестрированных экваэлитов.

Итак, как мы видим, нет ничего естественнее и проще Собора: это само олицетворение гармонии, царящей в положениях звезд и светил. Отнюдь не обсуждение тем и не демонстрация общности лежит в основе собраний, но соучастие и сосуществование в пространстве присутствия субъекта преданности.

Тем не менее, в приложении к профанному дискурсу существуют определенные истолковательные традиции, в рамках которых должна постулироваться, во-первых, недвусмысленная, и во-вторых, придерживающаяся в основном единой линии фикция, на которую будет ссылаться профанный мир и которую будет покорно тиражировать, тем более если она с нашей точки зрения не то чтобы абсурдна, а недостойна эксклюзивного внимания.

А посему говорят так, что экваэлиты никогда не собираются ни в городских стенах, ни в закрытых помещениях, но разыскивают для собрания какое-нибудь пшеничное поле, после чего, убедившись в том, что все присутствующие находятся на своих местах, направляются к ближайшему лесу. В том лесу они находят после некоторого факельного шествия с песнопениями и противоестественными плясками особой конструкции сторожку, где и проводят Собор.

Что же особенного в конструкции той экваэлитской сторожки? Вот это: крыша у нее обтянута кожей, насчет которой бытует легенда, что принадлежала она некогда не то пастуху, не то охотнику, зимовавшему в этом ныне заброшенном месте.

Согласно преданию, однажды на исходе осени в окно сторожки постучали, да так сильно, что осыпалась вся солома с крыши. Охотник или пастух, обратив внимание на стук, впустил пожаловавших в гости ночных привидений, среди которых была и одна мара, особенно ему приглянувшаяся. На заботу и ласку охотника или пастуха та мара отвечала благосклонностью и между ними моментально развилось глубокое романтическое отношение, а когда наконец влюбленные перешли к занятиям сексом, то демоница непременно хотела делать это на крыше. Еще до исхода зимы счастливый любимец мары испустил дух, а та в память о нем освежевала труп и покрыла кожею крышу, на которую периодически возвращалась из сентиментальных соображений.

Итак, во время Собора та черная мара появляется на крыше зала собраний. Председатель использует особый колокольчик для возвещения этого важного момента. Затем мара призывает других ночных привидений, и уже после того, как те втискиваются в достаточно тесную и словно бы созданную для промискуитета сторожку, на Соборе появляется сама демоническая принцесса.

Экваэлитский Собор отличается очень строгой рабочей атмосферой, за соблюдением которой, как правило, следят гончие псы или волки из свиты демонической Кобылы. Рассказывают, что каждому участнику приходится класть себе за ворот живого скорпиона, готового по знаку принцессы осуществить прерывание жизненного цикла.

В такой обстановке обсуждения экваэлитской традиции и планов достигают максимальной эффективности. То, как обеспечить демонам скорейшую доминацию над людьми, как совратить большое количество невинных душ, как довести до руин государство и обезобразить христианскую церковь, такие предметы обычно стоят на повестке дня Собора.

Отличная слаженность соборчан, способность к взаимодействию и любого рода коллаборационизму является гарантией того, что сразу же после очередного Собора в стране разразится мор, война или иное не менее травматичное, но столь же и трагикомичное представление.

Теперь что касается посвящения неофитов, которое якобы осуществляется на Соборах. На самом деле, конечно же, о таком нельзя вести речи, поскольку до участия в Соборе допускаются только "высшие чины" - занимающие по-экваэлитски низшую 9-ю ступень.

Те сведения, на основании которых распространяются инсинуации о ложных "Соборах", на которых присутствовали неофиты, с неизбежностью сводятся к одному и только одному источнику: к некачественным и низкосортным неофитам, отбракованным на одном из восьми этапов посвящения. Эти несчастные люди на своем жизненном пути столкнулись с весьма влиятельной организацией, не могущей пожаловаться ни на недостаток финансирования, ни на отсутствие инфраструктур, под которыми профан понимает сеть наших конных заводов и клубов верховой езды. Несмотря на то, что эти общественные структуры являются бесконечно далекими - столь же далекими, как фигура секулярной лошади - от культа, именно они обычно принимаются за то, что весьма громко называют "экваэлитским доменом", подразумевающим тождество между наличествующими здесь сооружениями и культовым комплексом.

Факт состоит в том, что всякое предприятие в этом мире основывается на достаточно известных организационных принципах, так например, у строительного предприятия есть склад, контора, приемные покои и место отдыха для рабочих. Аналогичной структурой характеризуется конный завод, из чего не следует, что приемный покой и место обедни в прямом смысле являются культовыми сооружениями. Несомненно, что в ряде конструкций учтена возможность того, что они к таким сооружениями ведут, но как правило и эти сооружения далеки от чертогов Собора, которые, как мы уже отмечали выше, не могут быть достигнуты непосредственно из секулярного пространства, и тем более никем, кроме посвященных 9-й ступени.

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018