Звезда кошмаров

Приговор из кодекса amplexus maleficarum

Трепещут скалы вдоль побережья - воздымаются, падают волны на тело старого берега. Дрожит мрачное пространство, посередине сияет звезда кошмаров - ярче ста тысяч. Середина поясницу опоясала пояском.

Тот, кто поймает удар грома, кто это?

Тот, кто остановит колесницу, кто это?

Не нужно бояться показаться смешнее, чем вы есть. Бесстрашно ставьте вопросы и формулируйте заклинанья. Вменяйте высшим формам небытийного существования склонность конкретного целеполагания - не вопрос.

Для марионетки нет ничего неестественного в том, что прекрасно. Для ведомого за уздечку - нет распутицы, нет половодья, нет перекрестка. За мостом нет дали, за спиной нет безбрежного мрака, над головой нет-нет звезд и солнечных колесниц, под ногой нет подземелий. Все оказывается на самом деле очень просто.

И не надо ничего понимать, не надо знать, не надо помнить, не надо желать - все очень просто. Не придется искать путей нападения и путей защиты, путей отступления и путей интервенции - все очень просто.

Возьмите стрелу и пустите ее в небо - кто-нибудь поймает. Кто-то направит.

Возьмите огниво и пустите огонь ходить по угодьям - кто-нибудь потушит. Кто-то воспламенится.

Будьте бесстрашными, дети святой Кобылы, и мудро управляйте мирами силой той Силы, что вечно в дикой охоте.

Было у ямщика три тысячи кобылиц и каждую он возлюбил. Он совокуплялся с одной, совокуплялся с другой и за этим пролетело три тысячи лет. Но что же вы думаете, обгонит его тот, кто изобретет колесо и с криками, счастливый, побежит до черты? Что же он будет делать все три тысячи лет и как скоротает ожидание?

Трех тысяч лет не хватит тому, кто задумает холодное колесо обратить в огонь, как не хватит и девяти тысяч лет. На это хватило бы девятьсот девяносто девять тысяч, но тогда бы он опоздал на девятьсот девяносто шесть. Тот, кто полагает, что это безвыходный круг, близок к разгадке.

Так не пытайтесь же поймать удачу за хвост, отрицая неочевидное. Я возьму ваше сознание и разорву его, как пергамент. Развею частицы, разбросаю буквы, рассею корни. Насекомые и цветы - незабудки прошелестят песню вашего заклинания.

Проговаривайте эти буквы, тщитесь вознести слова смыслицы, истерзайте хрусталь безмолвия.

Я подбираю ваш голос из донных теней, он блестит на моих копытах росой, а если принести пригоршню бриллиантов, это будет ли милее - и насколько, и кому, и с какой стороны? Тот, кто добудет пригоршню, окажется в положении пришедшего к заутрене с вечера.

А тот, кто приходит к заутрене с вечера, он распространяет свет, он награждает звездой кошмаров, он несет пригоршню камней: ему придется дожидаться утра и отсюда он уже никуда не уйдет.

 

См. тж. Вторая погибель из кодекса "amplexus maleficarum"

и Раскаленная Кобыла оттуда же

и Объятия скверны

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018