Русская Тройка Мертвых

Тройка лошадей и ее символизм с точки зрения Традиции

ТройкаОпределенные обстоятельства располагают к тому, чтобы прозревать очевидность явлений и их взаимосвязи, ту очевидность, которая может на самом деле и не лежать на поверхности. И если, рассматривая концепцию как данность, мы пожимаем плечами и констатируем ее самоочевидность, то следует задуматься о том, почему эта самоочевидность впервые возникла именно теперь, моментально набрав ретроспективный вес, подразумевающий, что и вчера мы могли бы счесть это самоочевидным.

Нас околдовывает ясность и та легкость, с которой осуществляется причащение к идее посредством немого согласия с ее самоочевидностью, но в таком случае мы проявляем безответственность, поскольку, в отсутствие глубокой мотивации, являющейся истинным движущим мотивом открытия самоочевидности, назавтра-же забудем об этом, как еще об одном экспонате кунсткамеры.

В качестве примера самоочевидного сопоставления принято брать симпатическую связь между санями или русской тройкой и ладьей, что основывается на давно доказанной аналогии, в рамках которой фигура на носу (ростра) коррелирует с лошадью, а сам корабль таким образом с санями. С точки зрения экваэлитской доктрины, однако, в этом случае происходит нечто большее, чем просто соотнесение элементов. На место безответственной "констатации факта" приходит понимание констант, на которых основана космология. В этом ракурсе не просто корабль соответствует саням, а ростра лошади, но корабль это и есть ростра - что в полной мере относится и к саням, которые в совокупности с движущими их лошадьми представляют собой самостоятельную и автономную тройку.

Вот что говорит предание о путешествие через равнину мертвых:

Я узнал невыразимый, всевмещающий покой, пребыв в яйце, под скорлупой которого свивались две змеи - огонь и лед. В огне была нега и затаенное дыхание июля, когда перед грозой в истоме дремлет между небом и землей червонная зыбь. Во льду господствовал ожог немевших губ и языка, лизавшего струны мостов.

Тройка летела и ее движение я чувствовал каждым нервом своего утопавшего тела. Скрип полозьев и звон колокольчиков проникали в меня плотным стечением вибраций, нашептывая сердцу в груди какие-то колкости.

И я не мог подумать об отделении от этого хода. И конечности мои не имели границ, продолжаясь в бесконечном движении языков черного огня в мехах. И глаза мои неотрывно привлекались пустотою небес, останавливаясь на яркой звезде.

Впереди на ладье колдовали три небесные девы - сестры. И по правую руку в недосказанном отдалении хладный туман сумерек. С левой стороны цепкое солнце низко над снежной гладью. Одна из них поворачивалась, смотрела в темень, другая вглядывалась против света, третья вперед.

"Приехали." - Был голос правды и неконтролируемые кошмары выступили из углов ледяного запустения. Шороха их стоп я не слышал и шипения чешуи не внимал. И не бывало тени ни во тьме, ни на свету, ибо во тьме нет тени, а тень в полдень исчезнет. Нега еще раздельна, мысль сновидения устремляется к яви, но неизрекаемого изрекают зубовный скрежет и пульс совместного косновения. "Еще не мост славы, еще не тоннель преисподней, но полей осталось немного."

В достаточно подробном тексте далее несколько раз подчеркивается, что мертвый находится за спинами у сестер-кобылиц, таким образом пребывая "за кулисами" и в этом случае мы отчетливо видим, что тройка в общем и целом приравнивается к "театру", конечно-же, не в современном его значении, подразумевающем постановку и подстановку любой произвольно взятой темы, а в архаическом смысле театрального представления как ритуала. Собственно говоря, такими представлениями были и древнегреческие комедии, и римские фестивали, равно как и любые ритуалы пост-архаической культуры, подспудно начинавшей ставить во главу угла зрелищность и форму. К такого рода представлениям относятся и ведические ритуалы. Несмотря на то, что их роль аутентичного отражения архаического культа можно счесть сильно преувеличенной, несомненной остается та камерность, которую они в отличие от "всенародных фестивалей" сохраняли и к которой по-существу приближается "театр тройки мертвых", описанный в предании, погружающем нас в удивительный мир солипсического регресса, становящегося неотъемлемой характеристикой продвижения по пути - по направлению к порогу или "сияющему мосту", который находится далеко впереди за горизонтом.

Немаловажную роль, по всеобщему признанию, играет в этой картине загробного путешествия возвращающееся описание снега и льда, которые естественным образом коррелируют со стихией воды. Заснеженное пространство становится полной аналогией моря, также как тройка - ладьи. Оба пространства соотносятся друг с другом не напрямую, но посредством нави, к протяженностям которой они символически принадлежат. Застывшая в кристаллической форме вода оказывается в известной мере "противоположностью" воде текучей и подвижной - динамика здесь выражена не самой водой, но фигурами сестер, в которых прослеживается идея господства существа над средой.

Их помысел становится определяющим фактором в трансфигурации незавершаемой и чреватой новым бесконечным перерождением ночи в ночь хрустальную.

Отдельного внимания заслуживают полозья саней, которые, как в случае одной отдельно взятой лошади подкова, выполняют функцию промежуточного звена, сглаживающего неравномерности в том же смысле, как это делает алхимический процесс растворения. Подкова, также как и процесс (в паре процесс/субстанция, подвергаемая ему), не является тем-же самым, чем лошадь или ее копыто. Не совсем правомерно проецировать свойства копыт на подкову, ведь та принадлежит другому уровню, обретая подобие засчет наследования формы. Зловещие свойства подковы, определяющие ее место в магическом ритуале, находятся в прямой связи с тем, что она не в полной мере принадлежит ни пространству этого мира, ни потустороннего, но является глифом, как и любая форма, соотносимая с существом и им изменяемая в рамках формообразования. Сказанное справедливо и по отношению к полозьям.

 

См. тж. Лошадь как проводник мертвых

и Летучий Русский Корабль - история команды корабля-призрака

и La Puerta - история ямщика

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018