Блаженны умершие в колыбели

о соответствии появившихся на свет инициатическим стандартам, а также о задачах колыбельных демониц

РоженицыСны детей, которые больны лихорадкой, позволяют проследить определенные общие черты, также как и лихорадочный бред или галлюцинации наяву. В процессе взросления память об этих явлениях вытесняется социокультурным информационным потоком, что не мешает ей играть определяющую роль "подсознательных интенций", под видом которых она функционирует вплоть до глубокой старости.

Ребенок, ни разу не страдавший лихорадкой, в действительности не является человеком. Он представляет собой испорченный генетический образец, обойденный вниманием духов и возросший в противоестественной среде жизнеобеспечения без борьбы с соблазном ночных привидений. Статистика умалчивает реальное число таких мусорных "людей", но их сегодня должно быть достаточно много, даже учитывая то обстоятельство, что травматические лихорадочные переживания становятся предметом забвения и люди, утверждающие, что никогда не конфронтировали с кошмаром в колыбели, не могут доказать собственной правоты.

В задачу гиппоморфных демониц - длиннорогих кобыл - с глубокой древности входило похищение детей, - что в общем и целом определяется ролью психопомпа. Ребенок, нырнувший в явь и еще не утративший смутных воспоминаний о реальности, остается особенно восприимчивым к демоническому влиянию и легко превращается в медиума.

Этим обусловлено традиционное отношение к детям - опасным, чужеродным тварям, место которых "среди нас" (т. е. в пределах деревни) должно быть под большим вопросом. Всякий традиционный инициатический стандарт четко ориентирован на нестабильность ребенка или подростка, и это иногда может заставлять думать, что дело обстоит противоположным образом, то есть, что ребенок ориентирован на инициатический стандарт.

Концепция изначальной ориентации является в высшей мере сомнительной и входящей в противоречие с целым рядом космологических и антропогенетических представлений, а именно, с тем, что человек генетически представляет собой tabula rasa (незаполненную скрижаль) и получает свое наполнение засчет рождения. Акт появления на свет от женщины из известного рода не делает появившегося принадлежащим к этому роду.

Понятие "рождения" в современном языке становится аналогией понятий, основанных на индоевропейском корне, лежащем в начале "гинетических" лексических единиц, в том числе греч. gyne, санскр. jan, kana, др.-исл. kona, русск. жена. Между тем, именно с этим корнем прослеживается прямая преемственность у другого слова, а именно у "пожинания". "Жатва" в действительности является тем, чем вменяется быть "рождению", а "жнец" таким образом означает некий структурный компонент пребывания "in statu nascendi", что в общем и целом устраняет кисею ложной таинственности, которая вполне естественно возникла на почве несоответствия "рождения" общеиндоевропейскому корню (греч. gyn, санскр. jan etc.).

В этом свете, однако, может проявляться определенная ориентация, а именно, ориентация чистого листа относительно смыслонесущей силы. Эта ориентация не означает того, что появившееся уже причастно к ней, но указывает на хорошую проработку технологии произведения на свет пустых ячеек, открытых к влияниям.

Также как и технология производства незаполненных скрижалей, представляющих жертвенный субстрат или "носитель", техника ритуала инициации далека от того, чтобы быть "разработкой", основанной на эмпирическом опыте человека. Будучи непосредственно переданными шаману, фигура которого как культурного героя является системообразующей, эти техники - в данном случае техника продолжения "рода" и техника рождения-инициации - становятся абсолютными стандартами, то есть образцами, неуклонное повторение которых тождественно соучастию с помыслом предка - с помыслом, благодаря которому человек становится настоящим.

Инициатический стандарт представляет собой гарантию того, что ареал обитания будет населен не озверевшими одержимыми, а народом, происходящим от одного предка. В условиях отсутствия инициатических традиций любая территория с неизбежностью оказывается населенной именно разрозненными одержимыми, совокупность которых и представляет собой то, что ныне понимается под народом.

В борьбе с ночными привидениями человек во младенчестве получает шанс причащения к демоническим силам самым непосредственным образом - при удачном стечении обстоятельств ему не придется проходить через инициатический обряд, делающий его действительно рожденным. При отсутствии сформировавшегося инициатического стандарта такое решение могло быть сочтено наиболее удачным, если бы не тот факт, что похищаемое представляет собой пустую скрижаль, для которой не существует понятия удачи и судьбы. О похищаемом невозможно сказать, что оно является человеческим ребенком. Быть человеческим оно могло только в случае свершившегося рождения в человеческом мире. В случае рождения в мире демонов оно будет демоническим. Понимание этого обстоятельства должно помочь преодолеть обаяние теорий, проводящих сомнительную линию разграничения между так называемыми неупокоенными душами и истинными демонами. Линия, разграничивающая их, проходит отнюдь не вдоль границы миров, а повторяет внутренние подразделения родовой иерархии.

Тем условием, что дитя не является человеческим, предопределены известная абстрактность понятия "трагикомизма человеческого положения" и отрешенность экзистенциальной модели современности от архаического образца, насыщенности, реальности и метафизической ценности, присущих которому, она лишена. Контринициатические и секулярные обряды, формально имитирующие причащение к роду, то есть являющиеся симулякром инициатического стандарта, подразумевают то, что сохранение "человеком" статуса tabula rasa до дня смерти представляет собой не досадное исключение, но систему, подкрепленную всеми механизмами общественного договора. Это - система утилизации, оперирующая бессмысленным и лишним материалом, который не может рассчитывать на полноценное рождение, а как следствие и на смерть.

На протяжение всей жизни утилизируемый материал обеспечен защитой со стороны общественного договора. Зловещие обряды экзорцизма, маскирующиеся под "богослужения" в христианских церквях и проницающие все гниющее тело современного монотеизма, становятся контринициатическим "соответствием" стандарта. То обстоятельство, что они имитируют не ритуалы, связывающие человека с предком, а именно обряды экзорцизма, остается без внимания в виду того, что ненастоящий человек при всем желании (которого у него нет) не смог бы отличить симулякр от компонента инициатических стандартов. Не нужно подчеркивать, что эта трудность различения основана на кромешном невежестве, а отнюдь не на том, что между симулякрами и ритуалами инициатического стандарта имеются какие-то сходства.

Задачей экзорцизма, выдаваемого за богослужение ли или за мистическое делание рабов секулярного монотеизма, является предотвращение воспоминания о травматизме детского лихорадочного сна, не нашедшего встречи со стороны системообразующей инициатической традиции. Сила ночных колыбельных демониц достаточно велика, чтобы даже в виде подвергнутого полной анестезии рудиментарного воспоминания представлять опасность для плавного течения сточных вод.

Симулякр похоронной обрядности является закономерным завершением неначатого. Подмена персонального и родового духа-психопомпа штатным священником становится естественным штрихом к картине разложения текущей по водостоку массы нерожденных.

Концепция плавного течения, настолько важного, что препятствия на его пути устраняются любой ценой, подводит к тревожному вопросу о сформировавшемся сопротивлении последнему аватаре - жеребенку гнева. Это сопротивление ползуче проникает во все области жизни современного человека, предлагая целый ряд ложных и антитрадиционных мировоззрений, среди которых не последнее место занимает представление о том, что конец не будет предельно травматическим. "Все закончится само собой", "самотеком" - а ведь это далеко не так. Можно сколь угодно долго молиться свече, чтобы в той иссяк парафин, но само по себе это никогда не закончится.

 

См. тж. Колыбель

и Убегающая от мар животная душа

и Мары и Эльфы

и Как Мериссер одну семью воссоединила

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2018