Кобылоугодные

светоносные церемонемейстеры темной стороны

Кобылоугодные (сущ. мн. ч. от прил. кобылоугодный - готовый прийтись по нраву Кобылам, напр., кобылоугодный кавалер) - категория вещей и явлений, представляющих особую ценность для демонических Кобыл. Несмотря на то, что любой экваэлит фаворизируем гиппоморфными демоницами, традиционно считается, что он становится кобылоугодным после того, как получает приглашение на водопой, что также может рассматриваться в качестве приглашения к танцу.

Исторически термин кобылоугодные возводится к датированному серединой XV в. н. э. преданию о светоносном господине, путешествовавшем по центральной Европе.

В трактире остановился богатый человек с запада, который прибыл вместе со своей кобылой, но не он ехал на ней, а она на нем. В богаче признали странствующего волшебника и местная повитуха, пожелавшая навредить возможному конкуренту, отправила священнику анонимное письмо голубиной почтой, в котором сослалась на букву закона Божьего и сухо перечислила страдания, которые может причинить простому народу неумеренное использование волшебства.

Получив страшное известие, святой отец незамедлительно оделся и отправился в трактир, чтобы при личной встрече указать богохульнику на ошибочность исповедываемых тем взглядов, однако на месте событий уже собралась внушительная толпа желавших приобщиться к дьявольским дарам местных жителей, которые радостно галдели и готовы были плясать под дудку антихристианской силы.

Понаблюдав за происходящим, священник подметил ряд закономерностей. Так, женщинам кудесник приказывал раздеваться и трясти грудями, что те беспрекословно исполняли в надежде на хорошее вознаграждение или же по каким-то другим причинам. Мужчин же заколдовали таким образом, что они, сцепив руки, образовали круг, внутрь которого ни за что не соглашались пускать посторонних. При этом как мужчины, так и женщины не стояли на месте, а двигались, образуя два кольца, которые смещались в порядке хоровода в противоположных направлениях. Женский круг, что находился внутри, двигался по ходу движения солнца, а мужской обратно и подобраться к искусителю, который высокомерно раздавал приказы из центра, у священника не было никакой возможности.

Наконец, не выдержав, он в сердцах воскликнул:

-Да что вообще угодно этому господину?

В ту самую секунду в трактире воцарилась мертвенная тишина, а затем раздался шорох - это хозяйка, вышедшая в общий зал с кухни и смущенная дерзостью священника, покачала головой.

На лице волхва не дрогнул ни один мускул, но губы слегка сжались. Затем он сказал, обращаясь к святому отцу:

-Не спрашивайте о том, что угодно этому здесь стоящему, а спросите лучше, что угодно его кобыле - единородной дочери владычицы преисподней!

Покуда пальцы священника в панике тянулись сделать крестное знамение, фигуру колдуна окружили языки пламени, но женщины, находившиеся ближе, даже не подумали отпрянуть, а наоборот, устремились к огню. По мере того, как языки перекидывались на них, они принимались исторгать из себя звуки дьявольских заклинаний, перемежая их, как рефреном, истошным лошадиным ржанием.

-Здесь тебе не рады, святоша. - Спокойно обратился к священнику один из мужчин. Это был немолодой уже верзила, на угрюмом, бугристом лице которого отложились тяготы простой жизни. - Тут творятся дела кобылоугодные, а кобылы знают своих. - Подытожил верзила.

Не найдя в себе сил прорваться сквозь живое заграждение, священник вынужден был с ужасом наблюдать за тем, как охваченные пламенем женщины под звуки разнузданного ржания поворачиваются к мужчинам, выбирая среди тех случайного партнера для совокупления, и затем вместе со своим избранником исчезают в огненной стене. Стена пламени была столь плотной, что сквозь нее едва можно было различить темную фигуру в центре. Напрасно пытался святой отец потушить горевшие тела - это ему не удалось, а когда все было закончено, то языки пламени втянулись в центр и стали исчезать. К ужасу священника он увидел, как дьявольский искусник-волхв старательно рассовывал оставшиеся язычки по кармашкам своего богатого платья.

-Оповести о том, что здесь случилось, других, - обратился он к побледневшему святому отцу, - и скажи им, чтобы, когда встретят кобылоугодного, бросали свои дела и бежали прочь. Тем же, которые хотят познать небытие, скажи, чтобы не убегали, ибо кобылы любят большое количество поклонников, собранных в одной комнате, - так им легче сделать выбор.

После описанного случая церковь, согласно архивам Ватикана, начала преследовать "дьявольское кобылоугодие", поставив его в один ряд с ведьмовством, однако орден Экваэлитов не взял на себя ответственности за происшествие в таверне, сославшись на то, что людям явился бог белого света, который не может быть привлечен за организацию террористического акта. Со временем, когда страсти улеглись, Экваэлитам позволили возобновить практику ритуалов кобылоугодия, а кобылоугодные, прошедшие официальную регистрацию как воплощения бога белого света, получили дозволение встречаться с поклонниками и переводить тех на темную сторону.

Насколько правдива эта история, остается под вопросом, ведь известно, что орден Экваэлитов никогда не состоял в официальных отношениях с церковью и, конечно, не пребывал в ее юрисдикции. Однако по тому, как романтизированные предания воссоздают образ кобылоугодного господина, можно ясно очертить общее направление мифотворчества и указать на его истоки, которые, как всегда, подразумевают конфронтацию с нуминозной, превосходящей силой, в данном случае олицетворяемой кобылоугодными экваэлитами.

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2019
Copyright notice