Прибытие коня Хийси

экскурс в метаисторию декабрьского новогоднего праздника

Популярный и в общем и целом антихристианский образ "Деда Мороза", в западной Европе известного под именем "Санта Клауса" или "Николауса", принято связывать с наследием языческих праздников, что, конечно же, недалеко от правды, однако, простая констатация того, что в декабре дохристианский мир "отмечал" праздники, для действа которых было характерно антиповедение, формирует ложный образ праздников как дискретных событий и идет рука об руку с романтическими представлениями об отдыхе, который, якобы, требовался изнемогавшему от трудов и молитв народу.

На деле декабрьские фестивали в традиционных обществах составляли неотъемлемую часть годичного цикла Русалий, характерной чертой которых было приближение народных масс к порогу или горизонту событий, шагнув за который в результате астрометрически точного исполнения ритуальных хороводов, человек получал возможность двигаться дальше вместе с Дикой Охотой. Декабрьские Русалии в этом отношении являли особый драматизм, ведь, как мы помним, наиболее эффективным для национального исхода был ноябрь: после этого в декабре начинала шевелиться напуганная и деморализованная масса несчастливо "оставшихся", первой ласточкой, предвещавшей следующий ноябрь, для которых становилось явление демонического скакуна - например, лося Хийси*, - или русской тройки мертвых, возвращавшейся налегке.

*финский эквивалент участвующей в Дикой Охоте процессии мертвых называется "народ Хийси", при этом "хийси" не является именем собственным, но обозначает род существ, имеющих черты индоевропейских мар и в ряде случаев японских синигами. В современном языке "хийси" стало нарицательным обозначением нечистой силы, также как "перкеле" - дьявола, а "юмала" - бога. Слово "лемпо", сегодня считающееся синонимом "хийси", обозначает другой род и этимологически тождественно эльфам. "Это Лемпо сталь направил, Хийси подтолкнул на жилы. Кровь потоком побежала, потекла руда рекою." (Калевала, 8,162, описание силы, которая причиняет рану Вяйнемейнену - могущественнейшему из всех шаманов)

Отдельного осмысления заслуживает парадигма ориентации относительно пороговой оси, а именно, такие обусловленные этой парадигмой понятия, как "ушедшие", "оставшиеся" и "возвращающиеся". В наши дни бытуют романтические представления на этот счет: "наш" или "этот" мир принимается за относительно постоянную точку отсчета, однако, для нас несомненно, что основой, центром, точкой отсчета и началом координат является трансцендентная, абсолютная инстанция, субъектность которой в этом мире выражается через парадигму порога и олицетворяется демоническими силами. При этом полярность понятий, в том числе "войти и выйти", "достичь и заплутать", достаточно относительна с учетом нелинейности моделей пересечения топологий. Так или иначе, правильнее называть "оставшихся" пошедшими не туда, "ушедших", в том числе "усопших" - адептами, не уклонившимися от путей праедестинации, а "возвращающихся" - посланными (для свершения удара милосердия).

Сама концепция русской тройки мертвых возводится к античным шаманским мировоззрениям северо-запада Евразии, целиком заселенного финно-угорскими племенами. То, что русские (аутентичное самоназвание племени - руски) принадлежали к их числу, на протяжении тысячелетия подвергалось пропагандистской переработке (сначала абстрактному истинно русскому предлагалось, как огня, чураться некоего "убогого чухонца", затем умозрительного "совка", потом "нового русского" и наконец вершину эволюционного развития спирали негативной селекции - "ватника" и "пидорашки"), результатом которой стало и должно было стать выхолащивание архаичного ритуала - так, на место зловещего хоровода, идущего рука об руку с демоническим прорывом сквозь горизонт событий, пришла беспорядочная пляска под управлением беспричинной веселости, якобы свойственной "широте души" и вообще "душевности", на место же украшенного черепами и магическими аксессуарами колдуна, летающего по воздуху и не боящегося ни огня, ни холода, ни стрелы, был поставлен завсегдатай телевизионных голубых огоньков - дедушка Морозко.

Финно-угорские корни племени древних русичей сегодня представляются гипотезой на грани фола, тогда как с нашей точки зрения, за гранью фола давно находится сама концепция "индоевропейцев", не говоря о "славянах". Радикальное краеведение не видит в упор "языковых групп" и "этнических зон", а рассматривает землю такой, какой она была, есть и будет быть, а именно, разделенной на сверхмалые аутентичные ареалы племен, каждое из которых по воле Предка получило культуру, в том числе язык. Нет ничего сверхъестественного в том, что никак между собой не связанные племена имеют сходные, в том числе генетические, корни, а делать на этом основании выводы о "миграциях" и об "индоевропейских племенах" - это занятие не серьезное. В противность этому, серьезного подхода требует пристрастное изучение литературных, песенных, агиографических и иных источников, изучение, управляемое несгибаемой демонической волей, которая покажет потерянному и деморализованному пропагандой человеку дельту той реки, то Лукоморье и остатки той священной рощи в той долине между гор, где в незапамятные времена появился его род.

Сани "Деда Мороза", которые, как считается, прибывают из Лапландии, ныне остаются отголоском изначальной традиции, в данном случае - финно-угорской и шире - северо-евразийской. Лапландия как крайний север была и остается местом обитания самых опасных колдунов, а снежная зима является царством демонов. Посещение "Дедом Морозом", в частности, проникающим через камин (то место в жилище, через которое осуществляется связь с промежуточными мирами), являет собой модель пролетающей тройки мертвых, которой управляет восставший из бездны возница-психопомп. На далеком севере бездонная зияющая яма содрогается и во громе восходит из нее туманная зыбь, которая называется так: упряжь утренних сумерек.

Дары, которые возничий приносит людям, не слишком далеко отошедшим от регулярного культа, становятся залогом, который превращается в мох и ветошь к следующему ноябрю - или раньше, если получивший эти дары нарушает определенное условие. Что же такое залог? Это сказанная в ходе ритуального обмена буква заклятия, произнести которое до конца вам придется - волей или неволей; это жернов, милосердно возложенный на ваши плечи, чтобы вы не ошиблись и не пошли не туда, оказавшись на краю неотвратимого водоворота. В общем и целом пара, которую составляют Дед Мороз и Снегурочка, соответствует стилю Дикой Охоты, во главе которой стоят Охотник (бог белого света) и Спутница (владычица преисподней). В соответствии с этим люциферианский Дед Мороз несет свет, собранный в его колдовском мешке, - он делает различимой дорогу, по которой следует Снегурочка-хладеница - кому достанется заледенелый свет из того мешка, к тому будет склонной дама с косой. Трижды благословенно дитя, парализованное ужасом перед мертвенным стариком и ощутившее на своих плечах и шее ледяные пальцы голодного демона.

Другие материалы по календарной обрядности:

9 ноября и Холокост
Некоторые соображения о преломлении парадигмы 13-й пятницы в призме метаистории XX столетия.
Купала - Вечер Года или Летнее Солнцестояние
Некоторые размышления о летнем празднике Русалий.
Либералии и Квинкватрии
В древнем Риме Либералии традиционно праздноваливись 17 марта - это был фестиваль Вакха с элементами Вакханалии.
Последний сноп пустоты
В статье рассматриваются посев и жатва в призме Традиции Русалий, а также даются комментарии о некоторых Русалиях, празднующихся по ходу года.
Прибытие коня Хийси
Замечания о финно-угорских корнях европейского новогоднего праздника.
Тодорова неделя или Тодорица
Дикая Охота у балканских славян.
Февральские Русалии и День Св. Валентина
Экскурс в историю люперкалий, февральских русалий и современного "дня святого Валентина".

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2019
Copyright notice