Оскорея и Гуро Рыссерова

Из книги Claude Lecouteux, Chasses fantastiques et cohortes de la nuit au moyen age, 1999

1. Оскорея

Оскорея На севере, в особенности в Скандинавии широко представлена тема, происхождение которой основано на рассматриваемой нами парадигме ночных демонических процессий. В Скандинавии Дикая Охота известна как Oskoreia, "ужасающая скачка" (Hoskelreia в Телемарке, Восточном и Западном Агдере, Joleskreidi в Согне и Фьордане, Jolesveinane в Вальдресе и Lussi в Рогланде). Речь идет о процессии всадников в масках или демонов, которые появляются в течение 12-дневного цикла с 13 декабря по Рождество или с Рождества по 13 января.

Известны и другие названия - Julereia, Trettenreia, Fossareia и Imridn - все образованы с использованием rei, reid, то есть "скачка, группа всадников", с присовокуплением определения Jul/Jol ("Рождество") или Imbre/Imbredagene, четыре дня церковного поста (ieiunia quator), а также Fosse (имя демонической сущности). Еще одно обозначение этого периода - Trettenreia или Trettandreia - "кавалерия тринадцати (зимних) дней".

Процессия летит в основном по воздуху, но может перемещаться и по земле, демонстрируя две главные характерные особенности: связь с лошадьми и связь с трапезой, равно как и возлияниями. Первый мотив соответствует тому, что мы уже узнали из изучения авторов XIII в.: во время двенадцатидневного периода духи проникают в стойла и забирают лошадей, позднее возвращая их залитыми потом, как бы после долгого галопа; тогда говорят, что на лошадях скакали участники Оскореи. Это произошло с конем Нильса Таральдсона Берге (1769-1846). Второй мотив связан с воровством еды и напитков: "оскорейцы" проникают в дома и погреба, похищают продукты, опустошают пивные бочки и наполняют их водой.

В различных регионах мы имеем дело с демоническими существами, такими как Gulao или Jula-gjeido, либо с людьми, которые по ночам сопровождают Оскорею, что похоже на балтийских оборотней или бенеданти - мужской союз, как свидетельствует Олаус Магнус, епископ из Уппсалы:

В Пруссии, Литве и Латвии живет много таких магов: в рождественскую ночь, покинув свое человеческое обличье и приняв облик волка, они собираются в деревне, проникают в крестьянские погреба, опустошают бочки пива и мета, мучают скотину.

Одна важная деталь указывает на связь между этими действиями и смертью:

Место, в которое они наведались, считается проклятым, и если в нем с кем-нибудь произойдет несчастье, то этот человек умрет в течении года, ибо многовековой опыт укрепил жителей в их суевериях.

Кроме того, многочисленные источники подтверждают другую типичную деталь: человека забирают в место некоего пира, а впоследствии он снова оказывается у себя дома.

Перевод www.equaelita.com

2. Гудрун с лошадиным хвостом

Норвежские традиции отличаются от бытующих в немецкоязычном ареале, несмотря на их значительную близость. На севере во главе Оскореи стоит женская фигура, называющаяся Гуро Рыссерова, "Гуро с лошадиным хвостом", и это значит, она достаточно близка к тем описаниям, которые на юге Германии даются Перхте. Подчас Гуро выступает в сопровождении Зигурда, который широко известен под именем Зигфрида - героя саги о Нибелунгах, многочисленных песен Эдды и саги о Вольсунгах. В одной балладе описывается, каким образом Зигурду удалось приобщиться к Дикой Охоте:

Юный Зигурд жестоко расправляется со своими сверстниками, когда те намекают ему на то, что лучше бы он отправился на поиски своего отца. Мать дает ему лошадь Грани и посылает к брату Грейпу. Зигурд отправляется в дорогу, встречается с демоном и приглашает того сесть вместе с собой в седло, однако, Грани непокорно его сбрасывает. Грейп рассказывает Зигурду о том, что отец давно уж в могиле, вручает шкатулку с золотом и увещевает вернуться домой. Грани довозит пошедшего на поводу у брата Зигурда до одного болота, но неожиданно повреждает копыто, после чего нерасторопный юноша роняет шкатулку. После этого ему встречается возглавляемая Гуро Рыссеровой Дикая Охота; демоница ставит перед ним выбор - стать первым в ее свите либо последним на небесах. Зигурд принимает решение следовать за ней: So rid eg med til oskor i dag.

Последнее предложение не совсем ясно; согласно Рональду Грамбо, оно означает: "Итак, я поскачу сегодня с тобой в Оскор", а это слово является самоочевидной деформацией Асгард, обители богов. В таком случае следовало бы переводить: "Итак, я поскачу с тобой в Оскорею", а поскольку "Оскорея" - это традиционное скандинавское название Дикой Охоты, то фраза означает "Я поскачу вместе с тобой в процессии Дикой Охоты".

В своем хорошо документированном и обстоятельном исследовании Фольке Штрём выяснил, что скрывается под именем Гуро Рыссерова. Для начала, обратившись к документам, он подчеркнул, что с XVIII в. люди верили в то, что Оскорея состоит из душ определенных покойников (пьяниц, убийц и т. п.), обреченных беспокойно скитаться вплоть до Судного дня. Далее, он на основании анализа источников пришел к заключению, что Гуро представляет собой ту же самую фигуру, что и Гудрун, дочь Гьюкиса (Gjukedotter), которая превратилась в демоницу (trollkvinna) с лошадиным хвостом; эта Гудрун является достаточно хорошо известным из саг о Зигурде/Зигфриде персонажем, который появляется и в XIII в. в саге о Стурлунгах (Sturlunga saga):

Эйольф Торстейнссон видит во сне, что его посещает женщина на сером коне; она прибыла из Насхейма (мира мертвых). Ее посещения делаются регулярными и она объявляет, что является Гудрун, дочерью Гьюкиса.

Согласно Штрёму, эта сага представляет собой важнейшее и старейшее из документированных преданий о Гуро, важнейшее постольку, поскольку в нем наводятся мосты между Дикой Охотой и Дизами, богинями, которые близки Валькирам и иногда именуются Дизами Одина, а также Норнам (германским божествам судьбы) и fylgjur, духам хранителям людей. Как говорит Штрём, Гуро "это демонизированная и павшая Диза". Некогда Дизы были предметом культа, в котором немаловажную роль играли жертвоприношения, имевшие место в начале зимы; это приближает их к Матронам, Фрау Абонде, Сатии и Перхте, культ которых тоже подразумевал регулярную жертву. Кроме того, Диз принимали за мертвых женщин или за души умерших девушек - верование, имеющее решающее значение в аспекте приближения к "Дизам как духам-хранителям всея земли", таким, например, как исландские landdisir.

Иными словами, мы можем констатировать удивительное родство между предметами нашего исследования, одинаковую близость между сущностями третьей функции Дюмезиля и мертвыми, идентичные ритуалы с характерной им идентичной регулярностью. То, что от крайнего севера до юга германских ареалов нам представлено такое совпадение, ни в коей мере не является случайностью, но указывает на то, что мы имеем дело с культовыми представлениями глубокой древности, простирающейся во времена, предшествовавшие разделению германских этносов; это лишний раз подкрепляет верность гипотезы о индоевропейских корнях Дикой Охоты.

Перевод www.equaelita.com

3. Ингибьорг, дочь Гудмунда с Глэсисвеллира

Эту статью мы дополним сюжетом норвежской саги о Хельги Сыне Торира (Helga þáttr Þórissonar):

...Хельги вместе со своим братом Торстейном отправляется в путешествие в Лапландию. Там Хельги решает углубиться в береговые леса, где видит группу облаченных в красные одеяния всадниц на рыжих лошадях. Эти необычайно красивые дамы были из рода троллей, а их предводительница (trollkvinna) была прекрасней всех. Когда девицы разбили роскошный шатер и приступили к трапезе, та, что была главной, приблизилась к Хельги и позвала его присоединиться к пиру. В течении трех дней молодой человек пировал вместе с девушками-троллями и жил среди них благодаря симпатии со стороны своей новой подруги, которую звали Ингибьорг, дочь Гудмунда с Глэсисвеллира. Когда прошли три дня, он вынужден был вернуться на корабль вместе с сундуками, доверху наполненными драгоценностями - подарками Ингибьорг. Он пообещал не распространяться о том, где побывал, и не уступал просьбам Торстейна, равно как и других родственников, проявлявших вполне объяснимый интерес к происхождению сундучков.

Шли годы и однажды, когда, как он привык это делать долгими зимними вечерами, Хельги стоял у окна, разыгралась буря и появились два зловещих всадника, чтобы забрать его с собой - в принадлежащий Ингибьорг волшебный замок на земле блаженных Глэсисвеллир.

Мотив возвращения с земли блаженных в мир людей и происходящего спустя годы окончательного отбытия туда представляется типичным. В саге о Хельги за этим следует поучительное продолжение, составленное в духе христианской нравоучительной новеллы, которая по понятной причине не может остановиться на унии между человеком и принцессой троллей. Согласно финалу саги, Хельги оказывается отвергнут Ингибьорг из-за того, что она не могла прикасаться к нему (очевидно, он был осквернен во время промежуточного пребывания среди людей). Кроме того, Ингибьорг отнимает у Хельги зрение, чтобы он не мог взирать на норвежских женщин. Несмотря на то, что эта трагикомическая развязка позволяет относить норвежскую сагу, как и большинство так называемой "исландской" литературы, к поздним компилляциям, относящимся к периоду не ранее второй половины первого тысячелетия нашей эры, в ослеплении Хельги может быть усмотрена своя логика - дело в том, что адепт, сблизившийся с принцессой демонов на пиру, а затем принятый на чудесной земле, едва ли сохраняет ту узость круга интересов, которая требует внимательного созерцания жизни низших человеческих существ.

4. Негативное майское дерево

Еще одно любопытное свидетельство приводит Делрио, который пишет:

Под влиянием врага несчастный продолжал настаивать на собственной невиновности, однако, когда святой отец пообещал, что в Ватикане восстановят капище Кибелы, донес всю историю своего внушающего омерзение участия в дьявольских мероприятиях, оказывается практиковавшихся целыми деревнями. Вот что было наиболее интересным в его рассказе, и я думаю, что этого следует допытываться и от других обвиняемых на будущих процессах:

"Принцесса была одета в юбку из лошадиных хвостов, удачно оттенявшую ее стройные ноги, а на трубочисте был его парадный наряд с золотыми пуговицами. Мне объяснили, что они прибыли из леса вместе с Майским деревом, и я позволил себе понимающе улыбнуться, ведь это мы сейчас находились в лесу, а не они пришли в деревню, очертания которой изумительно передавались нитями паутины, папоротником и элементами ветвей. Гудрун (так зовут принцессу) миловидно скалилась в лицо трубочисту, из-за ее плечей же скалились так называемые дополнительные головы, которые, как могло бы показаться, принадлежали целому ряду других демонов, причем каждый из них обладал своим ключевым словом, которое и должен был повторить трубочист, умело выделяя что-то одно из этого безумия щупалец. Откидывая в сторону руку с ершиком, он громко произносил названия вещей, смеясь в лицо тем, которые пытались его, следуя правилам игры, заморочить. Дело в том, что Гудрун следовала вместе с ее братьями и сестрами, которые неискушенный глаз не смог бы выделить среди ее голов и висящих на щупальцах масок, менявшихся местами с масками других. Наконец Гудрун, услышав слово "кабиль", произнесенное трубочистом, грудью припала к дереву и обхватила его всеми руками, а трубочист, ухватив мускулистой рукою ее за хвост, другой решительно раздвинул юбку. Округа наполнилась стонами, да настоящей какофонией воя, лившегося, как казалось, из самого дерева. Жители деревни взялись за руки и принялись ритмично подпрыгивать, изображая тот вид движения, который в словаре называется "двигаться, не сходя с места", они образовали три концентрических ряда."

Материалы по теме Дикой Охоты:

Асгард (гиппологический словарь)
стража Асов или гиппоморфных демонов...
Кобыла в охоте
Замечания о дикой, повторной, а также двойной охоте, предпринимаемой всякой кобылою, владеющей таинством Хаоса, Ктеиса и Космоса...
Ландскнехт и Дикая Охота
Донесение о ландскнехте, который видел Дикую Охоту...
Ночное Воинство
Тип предания о Ночном Воинстве в пластах сюжетных линий Дикой Охоты...
Оскорея и Гуро Рыссерова
Перевод глав из книги французского автора, предпринимающего исследование Дикой Охоты...
Поэт и свинья
Утомленный ассиатическим солнцем город встречает Дикую Охоту...
Прибытие коня Хийси
Метаистория новогоднего праздника и финский эквивалент Дикой Охоты: народ Хийси...
Яркость образа Дикой Охоты
Замечание о трансформации образа деструктивной силы в призме диурнического антропного дискурса...

Разделы сайта

Гиппология

Новое

Поиск по сайту

Экваэлита, 2010-2019
Copyright notice